Комментарий Президента Коалиции киоскеров Владлена Максимова к ответу Минздрава на обращение предпринимателей

12 Ноября 2012

Комментарий Президента Коалиции киоскеров Владлена Максимова к ответу Минздрава на обращение предпринимателей

Недавно Коалицией киоскеров был получен ответ из Министерства здравоохранения Российской Федерации. Ответ был на письмо, в котором высказывались серьезные сомнения в целесообразности, эффективности и справедливости борьбы с табакокурением в России за счет малого бизнеса.

Ответ Минздрава прокомментировал Президент Коалиции киоскеров Владлен Максимов.

"Занимательное чтиво или о чем забыли сказать юристы"

Действительно, очень интересное письмо. Вроде, можно сказать, простая отписка – такая, какую ведомства обычно составляют в ответ на требования общественных организаций учесть их мнение: немного цитирования мотивировочной части, немного цифр, обычные в таких случаях формальные фразы.

Но любопытно здесь то, что мотивировочная часть в нашей, связанной с малым бизнесом, части, повторяет здесь почти слово в слово общую аргументацию Минздрава. Такие же или почти такие же письма пришли и в другие предпринимательские организации. Ровно эта же аргументация звучала на совещаниях в правительстве.

Итак, читаем внимательно, не торопимся.

Начинается, как водится, с продажи сигарет несовершеннолетним: то, в чем мелкую розницу обвиняют, но никак не представят ни одного исследования. Вот идет про это:

«Одним из целевых ориентиров концепции являeтcя снижение paспpoстpaненнoсти пoтребления тaбaкa сpеди нaселения Российской Федерации…, недопущения потребления его… детьми, подростками…»

Ну что же, понятно. Читаем чуть ниже далее.

«Согласно данным Роспотребнадзора, на киоски и ларьки приходится большая часть нарушений правил торговли. Так, согласно результатам проведенных за 2007 – 2009 годы (более 70 тысяч проверок) – основная доля нарушений (90%) приходится на индивидуальных предпринимателей, из них 70% составляют нарушения, выявленные при осуществлении ими торговой деятельность через предприятия мелкой розницы (киоски, ларьки)».

Тут сразу несколько незаметных и хитрых подмен.

Речь о нарушениях в «киосках и ларьках» идет последовательно за абзацем про продажу табака несовершеннолетним. Если читать бегло, не вдумываясь, то совершенно логично сделать вывод, что речь идет именно об этом самом – о продаже сигарет детям и подросткам. Но нет, ничего подобного: это цифры нарушений вообще. Невыдача чеков, отсутствие ценников, несвоевременное открытие и закрытие, грубость – короче, все те нарушения, которые, к сожалению, встречаются в розничной торговле, и не только в мелкой, и не только в России. Но к борьбе с потреблением табака подростками все это отношения не имеет. Нам бы, впрочем, как раз было бы интересно узнать, сколько удалось зафиксировать случаев именно продажи табака несовершеннолетним, но об этом здесь, увы, ничего нет. При более пристальном анализе понимаем, что и не могло быть: Роспотребнадзор, на данные которого ссылается Минздрав, не имеет права производить контрольные закупки, а именно они и только они выявляют факты продажи табака и спиртного несовершеннолетним. Данные же тех организаций, которые таким правом обладают, нам почему-то не приводят. Видимо, они секретные.

Далее. В письме приводится процент нарушений, допущенных индивидуальными предпринимателями. Но при этом не указывается, какая доля в общей массе торговых точек им принадлежит. А без этого – какой смысл в этих процентах?

Да и сами приведенные проценты какие-то странные. Процент от процента (70% от 90%) – это сколько в итоге? И зачем так сложно? Создается впечатление, что автор письма сам не очень понимает, что делать с этими цифрами и о чем они говорят. И почему данные за 2007 – 2009 годы? Ведь на дворе – конец 2012-го. Что, нет более свежих?

На самом деле приведенные цифры просто перекочевали из мотивировочной части одного из предыдущих законопроектов на эту тему, и никто не удосужился получить новые данные: они в том же Роспотребнадзоре, безусловно, есть. Но это красноречиво говорит об уровне аргументации и тщательности подхода к делу.

Ну а еще мне, как руководителю комиссии ОПОРЫ России по мелкорозничной и нестационарной торговле, хотелось бы, конечно, узнать разницу между киоском и ларьком. Понимаю, что это совсем уж мелочь, но ведь такие ответы пишут все-таки юристы.

Далее авторы письма говорят об аналогии с требованиями к алкогольной продукции. При этом начисто игнорируется ключевой аргумент оппонентов: доля контрафактной водки и сейчас огромна, а в 1995 году, когда принимался закон, вообще существенно превышала 50%, процент же контрафактных сигарет (и пива) в современной России ничтожен. Но не будем на этом останавливаться; тем более что в своем письме в Минздав мы эту тему не затрагивали – ее осветили, так сказать, в порядке бонуса.

Зато следующая тема для нас будет очень интересна. Читаем:

«Зaпpет тopгoвли тaбaкoм из специaлизиpoвaнныx нестaциoнapных тopгoвыx oбъeктов пoзвoлит зaнять местa, отведенные мyниципальными влacтями пoд нестaциoнapные тopгoвые oбъекты тopгoвым пpeдпpиятиям,пpoдaющим дpyгие виды пpoдyкции – мoлoчные, мясные пpoдyкты, фpyкты и овощи, печатную продукцию и т.д. В настоящий момент такие торговые предприятия не мoгyт выдержать кoнкypeнции на аукционах за место с продавцами табака, кoтopые зачастую более прибыльными (текст оригинала – В.М.) в связи с высокой paспpoстpaненнoстью тaбaкoкypения в Рoссии».

Начнем с того, что в законопроекте речь идет вовсе не о специализированных стационарных торговых объектах, а вообще о всех. При чем здесь специализированные – понять невозможно. Но вот читать дальше – просто грустно. Сколько мы все рассказываем, представителям Минздрава в том числе, что у российских магазинов и нестационарных павильонов практически нет специализации, что они, в силу запредельных арендных ставок, вынуждены торговать всем подряд, и все – как об стенку горох. Кстати, и специализированных табачных киосков поэтому почти нет; только, разве что, в Москве, где эта специализация принудительна.

Приятно, что в Минздраве знают про аукционы на размещение объектов мелкорозничной торговли, но в российских регионах это такая редкость, что ими, как способом распределения мест, можно смело пренебречь. Исключение – Москва, где в 2011 – 2012 годах действительно был поставлен такой эксперимент, не самый, прямо скажем, удачный. Но нигде и никогда аукционы не проводились и не проводятся между разными специализациями: «овощи-фрукты» никогда не конкурируют с киоском бытового обслуживания, а «мороженое» – с «цветами».

И это не какой-то казус нерадивого исполнителя. Про мифические аукционы, в ходе которых «продавцы табака» вышвыривают с насиженных мест предпринимателей, продающих колбасу, молоко и овощи, я слышал из уст представителей Минздрава не раз. Есть этот тезис, например, в комментариях министерства на отзыв РСПП.

«Кроме того, - читаем далее, - у субъектов малого предпринимательства появится стимул для расширения своего бизнеса и строительства стационарных торговых объектов…».

Ну вот, оказывается, как все просто. Нерадивые малые предприниматели просто-напросто не хотят строить магазины в российских городах. А мы-то думаем: от чего у нас такой дефицит стационарных торговых площадей? Да вот от этого самого и дефицит – от косности и лени.

Казалось бы – чего проще: идешь в муниципалитет, выправляешь бумаги и строишь магазин – светлый и теплый, на радость, так сказать, благодарным покупателям. Почему, интересно, питерские киоскеры, когда там началась массовое уничтожение нестационарной торговли, так ничего и не построили? Да все опять она, российская лень.

В какой, хочется спросить, реальности живут чиновники министерства здравоохранения Российской Федерации?

Но все это, оказывается, не случайность. Дальше следует прямо-таки развернутый гимн крупному ритейлу.

«Укpyпнение тopгoвых тoчек сaмo пo себе являeтcя фaктopoм poстa пpoизвoдительнoсти тpудa в торговом секторе. Пo oценкaм aнaлитического агентства Мсkinsеy, «пpoизводительность труда в современных poссийскиx тopгoвых фopмaтax пoчти в три раза выше, чем в традиционных – киoскax, гастрономах, рынках и т.д.». При этом преимущество современных форматов обусловлено более удачным расположением, широким ассортиментом и низкими трудовыми затратами».

Тут даже и не знаешь, как комментировать. Иными словами: пусть подыхает малый торговый бизнес – туда ему и дорога. Ведь что такое «укрупнение торговых точек»? Не думают же, в самом деле, в Минздраве, что вот разорятся 15 маленьких магазинов, и их бывшие владельцы – вместе, вскладчину – откроют супермаркет. Отчего-то только во всем мире живут маленькие семейные магазины, да и несемейные тоже – и ничего, нужны людям. Просто у нас из-за нехватки помещений их роль отчасти выполняют нестационарные модули и киоски. И рынки живут. Правда, что за формат, в современных реалиях, «гастроном» – это я не очень понимаю. Ну, агентство Мсkinsеy, может, знает. Как и разницу между киосками и ларьками. И почему это «преимущество современных торговых форматов обусловлено более удачным расположением»? Может, так хотелось бы, но над этим еще нужно поработать. Вот когда произойдет вожделенное «укрупнение»… Ладно, не будем придираться.

В заключение хотелось бы обратить внимание на то, чего в письме нет. В ответе предсказуемо сосредоточились на киосках, но в законе-то речь идет о всех нестационарных объектах. Под каток попадают и средние и крупные нестационарные модули, с возможностью заходить внутрь. Часто это центральный магазин микрорайона. Просто без заглубленного фундамента и\или канализации, которые предпринимателю не позволяют иметь те же самые административные барьеры.

Никак не объясняется и цифра в 50 квадратных метров для стационарных магазинов. А ведь мы много раз задавали этот вопрос: откуда она взялась?

Почему учитывается опыт, допустим, Норвегии, и не учитывается – Италии, Испании, Франции, Греции, других стран, где табаком в основном торгуют как раз мелкие торговые форматы, а крупные – либо ограничены в этом праве, либо не торгуют вовсе?

Мы, предпринимательское сообщество, безусловно, готовы к диалогу. Мы никогда не говорили «сделайте так, как мы хотим, а иначе нам не о чем разговаривать». Мы терпеливо, по многу раз, объясняем, как устроена розничная торговля в России, ибо понимаем, что чиновники из непрофильного министерства не обязаны это знать. Но давайте, коллеги, все-таки разговаривать на одном языке.


Возврат к списку