Ликвидация НТО в Москве

26 Марта 2014

Ликвидация НТО в Москве

  Пока далеко не все знают, что в Москве готовится беспрецедентное, радикальное сокращение нестационарной торговли (киосков), а также уличного фаст-фуда и службы быта. Постановления правительства города пока нет, но проекты, концепции и презентации уже два месяца гуляют по коридорам департамента торговли и префектур. По их обрывкам, с некоторой разницей в цифрах, складывается следующий перечень будущей «оптимизации» размещения киосков и павильонов: 

- сокращение нестационарной сети в несколько раз: с нынешних, не считая печати, 5700 объектов до то ли  2500, то ли 1400, то ли вообще 850 (обсуждался, по имеющимся данным, и такой вариант);

- полное уничтожение  в городе ряда специализаций, а именно – «табак», «рыба», а также фаст-фуд в Центральном округе;

- установление в схеме размещения киосков «мертвой зоны» вокруг стационарных магазинов и метро; 

- полная замена самих киосков и павильонов на новые, причем эти новые будут за  госсчет изготавливаться специально аккредитованными фирмами.

   Аргументация такого радикального, неслыханного сокращения  не выдерживает никакой критики. Это, главным образом, ссылки на антисанитарию и «настоятельное пожелание» предпринимателям занимать пустующие стационарные площади. При этом хорошо известно, что в Европе (как, откровенно говоря, и в Москве) никаких проблем с антисанитарией вокруг объектов стрит-фуда и торговли, при всем их разнообразии, нет; а если они вдруг появляются, то власти их легко решают. Что касается вакантных площадей, то, в отличие от той же Европы, Москва испытывает их хронический дефицит, отставая от европейских (не говоря уже о цивилизованной Азии) показателей на душу населения в два с половиной - три раза. Строительство торговых центров проблемы никак не решают: они заполняются не малым бизнесом, а вертикально интегрированными сетевыми структурами.

  В частных разговорах чиновники департамента предлагают брать в аренду площади, принадлежащие городу. Ни для кого, однако, не секрет, что все более-менее приличные площади в Москве давным-давно поделены, и все что осталось – это то, что спросом не пользуется, безотносительно наличия или отсутствия мелкорозничной торговли. Не говоря уже о том, что городских площадей, где бы мог бы разместиться формат киоска или павильона – до 20 метров – практически не существует. Так что совет этот выглядит циничным и вполне бессмысленным. Стоит еще добавить, что ставки аренды за последние полтора года подняты Мэрией в несколько раз. Впрочем, не стоит исключать, что в этом и лежит одна из причин «реформы» – заставить малый бизнес брать в аренду бросовые площади.

  Сам факт уничтожения востребованных и успешно работающих объектов целыми специализациями, при разговоре о защите малого бизнеса – возмутителен. Трудно сказать, чем московским властям не угодила специализация «рыба», но уничтожение «табака» имеет, кроме всего прочего, и далеко идущие федеральные последствия. Дело в том, что в прошлом году Госдумой был принят закон о «О защите здоровья населения от последствий потребления табака». Предпринимательские организации, в том числе ОПОРА России, активно участвовали в его обсуждении, указывая на недопустимость запрета торговли табаком малому бизнесу, при сохранении этого права за бизнесом крупным. В итоге законодатели прислушались к этим аргументам, и был принят компромисс, согласно которому в киосках табаком с 1 июня 2014 торговать нельзя, но можно в павильонах, т.е. в объектах с торговым залом, куда покупатель может зайти. Выделение такой зоны и установка внутренней перегородки позволяет, таким образом, сохранить табак, наряду с другими товарными группами, в ассортименте нестационарных торговых объектов.

  Не секрет, что во многих регионах подобной переделке торговых объектов власти активно сопротивляются, так как это хороший повод вообще избавиться от мелкорозничной торговли, уже потерявшей в прошлом году право торговать пивом. При этом Минпромторг выпустил письмо, где недвусмысленно говориться о праве  перепрофилировать объект, при условии сохранения его площади. Региональные власти, однако, имеют понятную склонность оглядываться на Москву. И если в Москве будет не просто запрещено перепрофилирование (чего юридически сделать, скорее всего, нельзя), а вообще уничтожена специализация «табак», это будет мощнейшим сигналом властям по всей России всеми правдами и неправдами сопротивляться адаптации малого бизнеса к закону о табаке – реализации того вполне осознанного компромисса, который был достигнут в Госдуме по этому поводу.

  Что касается уличного фаст-фуда, то здесь чиновники, помимо разговоров об антисанитарии, заявляют, что, в Москве достаточно стационарных объектов такого рода. Комментировать это, зная зарубежный опыт и имея в виду, что все эти объекты прекрасно существуют и вполне востребованы (иначе они не смогли бы платить городу немаленькие деньги), вряд ли стоит всерьез. Стоит добавить, что если до первой «реформы» в 2011 году в дислокации было около 1200 объектов фаст-фуда, то после нее их осталось чуть более 300. Но и это, оказывается, страшно много, притом, что в Москве очевидная и всем известная проблема дешево перекусить.

  Называются цифры от 100 и более метров в радиусе вокруг магазина, где будет запрещено размещение нестационарных объектов. Идея эта не новая, она почерпнута из арсенала лужковских времен, когда ряд торговых сетей имел неформальный «договор» с московской Мэрией о запрете размещения каких-либо объектов в определенном радиусе от своих магазинов. Нерыночная суть и фактическая вредность этого подхода очевидна.

  Стоит напомнить хорошо известный факт, что расходы на ведение торговой деятельности (логистика, содержание персонала и т.д.) в киоске и небольшом павильоне в расчете на единицу площади в разы превышают аналогичные расходы в супермаркете. (Это, впрочем, имеет и обратную сторону: в малом бизнесе на единицу выручки занятость в разы превышает стандарты крупных магазинов). Не говорим уже об арендных платежах, которые, опять же – в расчете на квадратный метр, вообще несопоставимы. Поэтому магазины не имеют никаких поводов претендовать на такое конкурентное преимущество, как зачистка от торговли площади вокруг себя. Кроме того, многие товары невозможно продавать в магазинах самообслуживания. В связи с последним в Европе давно восторжествовала концепция многоформатности, когда мелкая торговля не просто соседствует со средней и крупной, но и дополняет ее. Кстати, московская Мэрия и сама во время последней избирательной кампании поручала организовывать ярмарки на площадях перед супермаркетами, исходя, видимо, из того, что это улучшит качество жизни москвичей, а не наоборот.

  Понятно, что нарушения и антисанитария могут случиться везде, но власть на то и существует, чтобы с ними бороться. Никто ведь не закрывает, к примеру, метрополитен, когда там обнаруживаются какие-то проблемы.

  Никаких объективных данных о том, что в киосках работают иностранцы, а в крупных магазинах – сплошь россияне или, того более, москвичи – не существует.

  Во всем мире малый бизнес конкурирует в торговле со средним и крупным: если кому-то дорого в киоске или на рынке – идите в магазин, и наоборот. Чем выше конкуренция, тем лучше потребителю. Супермаркеты – хорошая штука, но только тогда, когда у них есть конкуренция.

  Но нет, огромное большинство рынков в Москве закрыто, и вот теперь добивают киоски. При этом, кто бы удивлялся, если до 2011 года рост цен в Москве отставал от среднероссийских, то в последние три года он начинает их опережать.С чего бы это?

  Какой, интересно, смысл имеют разговоры о поддержке отечественного производителя, если сеть, через которую он реализует свой товар, активно разрушается? И все это – при резком падении курса рубля и острой зависимости внутреннего рынка от импорта.

  На днях история с нерыночным доминированием сетей получила занимательную иллюстрацию. Одна из крупнейших торговых сетей обращается в правительство Москвы со слегка завуалированным требованием уничтожить киоски. Тут стандартный и до боли знакомый панегирик сетей самим себе: официальная заработная плата, налоги, качество, всенепременная свежесть, систематический аудит продукции и т.д. и т.п. Что касается аудита, то не хочется злорадствовать, но его регулярно проводят небезызвестные «Хрюши против», рассказывая потом на всю страну, что и в ритейле, оказывается, тоже бывают проблемы. Нравятся, кстати, сетевому ритейлу такие приемы конкуренции?

  Сети, читаем далее, «имеют некоторые преимущества по сравнению с предпринимателями в сфере мелкорозничной торговли». Ну, хочется сказать, и прекрасно: убейте же их рублем. Но нет, тут как в известном фильме Эльдара Рязанова: «Я сделаю свой выстрел, но иначе...»

  Наряду с «Х5-ритейл групп», аналогичные бумаги, по имеющимся у нас данным, поступили от «Магнолии», «7-го Континента» и «Азбуки Вкуса». Жалобы последней, позиционирующей себя  в премиум-сегменте, на конкуренцию со стороны ларьков – особенно комичны.

  В начале письма упоминается, обратим внимание, некое обращение департамента торговли. С каких это пор, хочется спросить, регулятор рынка официально спрашивает у одного из его участников, как ему поступить с конкурентами?  Или даже, точнее: не спрашивает, а, как можно предположить, просит поддержать его в уже принятом неправедном и нерыночном решении.

  Насколько мне известно, не все руководители сетевого ритейла сочли для себя приемлемым писать такие письма. Я хочу выразить здесь этим людям свою признательность и глубокое уважение.

  Замена 100% торговых объектов – еще одна новелла готовящейся «оптимизации». Одновременно город на бюджетные деньги закупает свои объекты и устанавливает их на места, сохранившиеся в схеме размещения. Далее на аукционах разыгрывается не право установить объект и место для его установки, а сам принадлежащий городу киоск, по аналогии с арендой стационарных площадей.

  В 2011 году, уже при нынешнем мэре, было объявлено, что былая неразбериха и работа «по понятиям» закончена, теперь все будет прозрачно. В части внешнего вида Москомархитектурой был разработан типовые модули, из которых, как из конструктора, можно собирать киоски и павильоны. Проект этот был, вероятно, не самый удачный, но выбирать людям не приходилось.  90% предпринимателей (были установлены небольшие исключения) закупили новые объекты, отправив старые, в том числе и вполне приличные, а порой и совершенно новые, на свалку либо на платное хранение. Стоимость нового объекта, в отсутствии, заметим, какого-либо лицензирования или аккредитации для изготовителя, составляла, в ценах 2011 года, от 300 до 550 тысяч рублей. Никаких вариантов б\у не было в принципе, так как проект был новый.

  Если раньше был обязателен только проект, а сам объект можно было заказать где угодно, нужно было только соблюсти технологические требования, то теперь устанавливается некая «аккредитация» производителей. И это при том, что отсутствует даже какой-то формальный предлог для такой экзотической идеи: аварии, возгорание по технологическим причинам, лопанье деталей на морозе и т.п.

  Еще одна причина такого нововведения понятна: предпринимателя, если что, гораздо проще выкинуть из принадлежащего городу объекта, нежели вступать с ним в тяжбу по поводу его собственного киоска, вывозить его манипулятором и т.д.

  Кроме того, речь идет о трате бюджетных денег – там, где их раньше не тратили, и где нет никакой необходимости их тратить.

 

  Итак, готовящаяся Департаментом торговли и услуг Москвы  «оптимизация» является мощнейшим и ничем не мотивированным ударом по малому бизнесу Москвы, а опосредованно – и всей России. Всего три года назад Мэрия Москвы, вынудив предпринимателей установить разработанные за бюджетные деньги новые объекты, заверила их, что «правила игры» меняться не будут. Теперь мы имеем, во-первых, радикальное сокращение всего нестационарного бизнеса и, во-вторых, требование снова заменить все киоски и павильоны. 

  При средней цене модуля в 425 тыс. рублей, 5700 объектов совокупно обошлись малому бизнесу Москвы почти в два с половиной миллиарда рублей. Многие были вынуждены кредитоваться и еще далеко не полностью погасили кредиты. Теперь город – то ли в лице профильного департамента, то ли Мэрии в целом – фактически заявляет, что снова радикально меняет свои условия.

  Если раньше под удар попадали отдельные категории нестационарного торгового бизнеса, и все это было разнесено по времени и месту, то теперь угроза нависла над всеми сразу. Да и потребитель, которому постоянно сужают свободу выбора, скоро снова почувствует, что что-то изменилось. Увы, не к лучшему. 


Возврат к списку